Я отдала ребенка другой семье, чтобы перед мамой не было стыдно

Я всегда думала, что передряги случаются в неблагополучных семьях. Или в сериалах по телевизору. Но то, что этот кошмар разразится в нашей семье — и представить не могла.

Это случилось много лет назад, в 2002 году. К этому времени моя мать почти обосновалась в Германии, оставив меня, студентку, совершенно одну в Москве, в двухкомнатной квартире. Мама устраивала в Берлине свою личную жизнь, и, тяготясь муками совести, отправляла мне на карточку внушительную сумму денег каждый месяц. А еще прислала из-за границы мобильный телефон, чтобы мы могли с ней общаться в любое время.

Я старалась хорошо учиться, но иногда не могла встать и пойти в институт после бессонной ночи, проведенной в клубе с новым знакомым. И позволяла себе прогулять несколько пар.

Так, беззаботно и весело пролетел год. Мне оставалось учиться несколько месяцев. Мама настаивала на моем переезде в Германию, но я упиралась. Мне и в России хорошо.

Вот только хорошо мне было не очень долго. Начало тошнить. Я боролась со слабостью и тошнотой две недели, а потом не выдержала и обратилась к врачу. Тот посоветовал сдать анализы — подтвердить или опровергнуть беременность. Вот этого еще мне не хватало!

Но, к сожалению, все оказалось именно так. Шел второй месяц. А кто отец ребенка — я и вспомнить не могла. Точнее, колебалась между тремя вариантами. Долго думала — стоит ли рожать? Пока думала, уже было поздно принимать решение.

Боялась гнева матери. Но ведь она далеко?

Родилась дочка. Я всматривалась в ее лицо и не могла понять, кто же ее отец. Мамины деньги позволили нанять няню. А вот поздравить ее саму с рождением внучки, у меня язык не повернулся. Было нестерпимо стыдно.

В роддоме мне назвали группу крови ребенка. Я думала, эта информация поможет мне установить, кто ее отец. Но группа совпадала с моей.

Мама все чаще говорила о том, что она хочет приехать в Москву, навестить меня. Но, к счастью, всегда находились какие-то неотложные дела.

Няня намекнула мне, что с ребенком нужно каждый день гулять. Но мне было стыдно ходить с коляской вокруг дома. Не хотела расспросов соседей. Тогда я предложила няне хорошую доплату за то, чтобы она увезла ребенка в свою квартиру.

Пролетел год. Я навещала малышку каждую неделю. И была почти уверена, кто ее отец. Няня заболела и не могла с ней сидеть. И я к себе забрать ребенка не могла. Все боялась, что соседи маме донесут. Я собрала вещи дочки и поехала к ее отцу, заранее узнав его адрес. Сказала, что он у меня куртку забыл, хочу вернуть. Мне открыла мать того парня. Она была ошарашена новостью, что ее сын стал папой. Но девочку взяла на руки с огромным удовольствием. Ее лицо засияло улыбкой.

Я спросила, могу ли я оставить ребенка у них? Она ответила положительно. Я оставила свой номер телефона на всякий случай. И вернулась к своей обычной жизни. Звонила раз в неделю, у малышки все было хорошо.

Мама приехала в Москву. Первые минуты — радость. А уже через час мы начали препираться — привыкли жить друг без друга. И в этот же вечер произошло то, чего я опасалась. Маму увидели соседи и рассказали, что в нашей квартире плакал ребенок, а потом он исчез. Люди так хотели удовлетворить свое любопытство!

Мама вбежала в квартиру и стала трясти меня за плечи: «Где ребенок, что с ним? Говори, что ты с ним сделала?»

По моему лицу потекли слезы. Я пыталась врать, что подруга заезжала с младенцем. Но мама все твердила: «Говори, где он, где ребенок?»

Я во всем призналась. Мы поехали в дом отца ребенка. Обе женщины, бабушки, были счастливы держать внучку на руках. А вот мы с тем парнем так и не пообщались толком. Тоже мне родители, одно название.

Мама дома рыдала навзрыд. Она говорила сквозь поток слез: «Это я во всем виновата, только я. Сама, как кукушка, бросила тебя, все пыталась устроить свою личную жизнь! Твоей вины здесь нет!»

А потом все как-то устроилось само собой. Как в финале доброй сказки. Я забрала девочку домой, к ней почти каждый день приезжала бабушка и папа. Мы прекрасно ладили. Моя мама еще год присылала из Германии деньги и самые стильные вещички. А потом и сама вернулась. Сказала, что ну их, этих мужиков. Дома дочь и внучка. Она здесь нужнее, чем там.

Источник