«Баба Зина была большой оригиналкой»...

Бабу Зину все считали большой оригиналкой. Она любила устроиться с телефоном у распахнутого окна и вести длительные беседы. Однажды весь двор больше часа слушал ее переговоры с менеджером, торгующим навозом.

Женщина решила удобрить дачный участок и требовала непременно свежий и питательный. В конце разговора взмолилась:

— Милок, ты мне честно скажи, навоз действительно хороший или так, гoвнo?

По поводу ее дачи вообще отдельный разговор. Как только сходил снег, баб Зина доставала тяпку и усердно точила ее о подъездные ступеньки непременно в семь утра, а с мая по сентябрь перебиралась в деревню.

По соседству жили милые бездетные пенсионеры, воспитывающие кролика. Отдали за какого-то «суслика» триста баксов и ухаживали, как за ребенком. Чесали специальной щеткой, поили детской водой и дезинфицировали игрушки.

В то лето к баб Зине прибился дворняга. Веселый щенок с хвостом бубликом. Зина по поводу клички особо не заморачивалась и окрестила собаку Бомжом. Так вот, Бомж то и дело интересовался клеткой с заморским зайцем и постоянно возле нее околачивался.

В один из дней женщина сидела на веранде и мирно определяла в крыжовник грецкий орех, планируя кремлевское варенье. Вдруг видит, летит ее Бомж с замурзанным и, понятное дело, дохлым кроликом в зубах. Первой мыслью было где взять триста долларов? Затем появилась идея получше. Она налила в таз теплой воды, вымыла беднягу с шампунем, высушила феном и пробралась в соседский сад. Посадила «покойного» у крыльца и всунула в лапы морковку. Вернулась домой и стала ждать. Через несколько часов прибегает бледный сосед и чуть не плачет:

— Представляешь, Зинаида, сегодня утром наш кролик сдох, и я его похоронил как полагается. Вечером возвращаемся, а он сидит как ни в чем не бывало и жрет морковку. Зина, у тебя есть валидол?

Курьезы с ней случались и в молодости. Женщина работала на заводе и приходилось добираться на через лесок. В одно время на этом участке завелся маньяк. Мужчина в длинном пальто подкарауливал одиноких путниц, распахивал полы и хвастался своим достоинством. Женская половина города стояла на ушах, и все старались передвигаться парами-тройками. В один из таких тревожных дней Зина записалась на утро к врачу и была вынуждена идти опасной дорогой одна. Вдруг слышит, позади топот. Оборачивается, а за ней — огромный дядька в черном. Она ускорилась, тот — тоже. Когда поняла, что не сможет убежать, взмолилась: «Об одном прошу, не убивай. Сына воспитываю в одиночку, отправят сироту в детдом. Лучше изнасилуй, раз уж так вышло». А мужик ей: «Дура, уйди с дороги, я на работу проспал». Долго потом Зинаиде припоминали, как она упрашивала, чтобы ее изнacиловaли.

Баб Зины давно уже нет. В ее квартире живут люди, редко открывающие окна и понятия не имеющие в чем отличия конского навоза от коровьего, а вот истории остались…

Автор: Ирина Говоруха